«Спасибо» – почему православные избегают этого слова?

Почему православные избегают слова «Спасибо»? Довольно часто меня стали поправлять, мол, не говори “спасибо”. Это и “богохульное сокращение”, и “наследие большевиков”. Некоторые ничего не говорят, только хмурятся, другие подчёркнуто используют “благодарю” или “Спаси Бог” – особенно это контрастирует в качестве ответа на моё “спасибо”. Моя чаша терпения переполнилась, и я решил попытаться разобраться. Continue reading

Зимний Пафос

Gallery

Пафос, вообще, самый холодный из городов Южного Кипра. Не намного, всего на градус, но в среднем там обычно холоднее: и море, и воздух. Но не так было в эту зиму! Так получилось, что именно на Пафос пришлись самые тёплые деньки … Continue reading

🌞 Καλό Πάσχα 🎆

Христос воскрес! – Воистину воскрес!

Добавляем новые языки в копилочку 😀

🇬🇷 Χριστός Ανέστη!

Αληθώς Ανέστη!

🇪🇸 Cristo resucitó!

¡Verdaderamente resucitado!

Crist ha ressuscitat!

Realment aixecat! (Realment ressuscitat!)

{Catalán}

🇵🇱 Chrystus zmartwychwstał!

Naprawdę zmartwychwstał!

🇮🇸 Kristur er risinn! (Krists Rose aftur!)

Sannlega upprisinn!

🇱🇹 Kristus prisikėlė! (Kristaus prisikėlė!)

Tikrai išaukštintas! (Tiesa pakilimas!)

Merry Christmas! Dobrego Bożego Narodzenia!

While I really do wish you merry holidays when you celebrate Christmas, I have to admit Google does hate our God big time.

For instance, I was trying to congratulate my Polish friend with Christmas, but I wasn’t quite sure how to write it in Polish, so I – you guessed it! – turned to Google Translate.

To my astonishment Google absolutely always suggested a translation which notoriously omits any mention of the name Christ in it.

I write “Merry Christmas” – Google suggests “Wesołych Świąt”, that is “Merry holidays”

Ok, I thought, maybe “Merry” is the root of all evil? Then I wrote in Russian simply “с Рождеством” – and Google once again replies with “wesołych świąt”, only this time in all lowercase. (As a sidenote, the Gboard – Google virtual keyboard – notoriously suggests to write the words God, Christmas, in English as well as in Russian, in all lowercase – always a nuisance to all Christian users of this virtually monopolistic piece of software.)

So after a few more futile attempts at constructing a proper congratulation in Google Translate, I had to come up with one by myself.

Dobrego Bożego Narodzenia!

Имбирное печенье

Aside

Из польских новостей – услышано на Едынке, первой программе польского радио:

1. Франция продолжает настаивать на снятии креста с памятника Иоанну Павлу второму, а Польша подтверждает своё согласие перенести памятник на свою территорию.

2. К Рождеству в Польше выпустили почтовые марки с запахом имбирного печенья.

Это не первые марки с запахом, раньше уже выпускались марки с запахом роз.

Australia gone doom.

[ru] 62% "населения" Австралии в национальном опросе высказались за вымирание, или за узаконивание педерастии. Для контраста: ещё в 2013 году Государственная Дума РФ единогласно приняла закон о запрете антисемейной пропаганды.

News just in: 62% of Australian “population” voted for the extinction of the Australian population, that is in favor of sodomy. Of course, that wasn’t exactly the population voting, that was largely “democracy at work”, with megacorporations and governments making the most impact, but nevertheless the trend is revealing: people accept the evil.

Continue reading

“Богатый” – от слова “Бог”

Ищите счастья в русском языке. Потому что слово “богатый” – от слова “Бог”. Поэтому я всем желаю счастья в исконно русском понимании этого слова.

– Михаил Задорнов

Он был значительным явлением сцены. Сатирик, юморист, актёр, яркий критик американского образа жизни, исследователь славянства. Как он говорил, мы такие весёлые и находчивые – от нашей бедности, как и они – тупые от своего богатства. И как он утверждал, в наших людях ещё сохранились спасительные задатки, у нас ещё говорят “в комнате нет ни души“, а у них – “no body“, т.е. “нет туловища”, у них давно уже человек – это просто туловище, душа не важна. Их киногерои, спасаясь от опасности, save their asses – спасают свои задницы, не душу. Наши люди простые, но мудрые. Умом Россию не понять, “ум – порождение бесовское. Россию надо ощущать.”

Ему был запрещён въезд в США и на Украину.

В телепередаче 1992 года “В каждой шутке есть доля шутки” он комментирует переименование улиц и городов, а также снос памятника Пушкину, как оккупанту, в Литве. Весьма пророчески.

Снос памятников

Aside

Снос памятников – признак болезни общества.

Вот во Франции на днях суд постановил убрать крест с памятника Иоанну Павлу II. Это очень нормально, по-вашему?

Пока что Польша предложила перенести весь памятник к себе. Но ведь и Польшу со временем могут начать давить.

Живи просто, люби щедро

Quote

Будь добрее, чем принято, ибо у каждого своя война, бои и потери. Живи просто, люби щедро, вникай в нужды другого пристально, говори мягко… А остальное – предоставь Господу. Именно любовь, – ни вера, ни догматика, ни мистика, ни аскетизм, ни пост, ни длинные моления не составляют истинного облика христианина. Все теряет силу, если не будет основного — любви к человеку.

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий)

Кто такие «ультраправославные»

Quote

«Ультраправославные» — такие бородатые дядьки и ехидные тётьки. Любят звать Русь-матушку к топору. Проверяют всех и вся на наличие еврейского носа. Компьютерофобны. Единственным допустимым занятием для православных считают неквалифицированный труд или «профессиональное верование». Последнее выражается в блуждании по храмам и поучении всех и вся уму-разуму. К священнослужителям крайне недоверчивы, не говоря уж об архиереях. Почитание царя-страстотерпца Николая доводят до полного абсурда. Страшно печалятся по поводу не-прославления Распутина, Ивана Грозного, Ющинского и Нилуса. Любят разговоры об ИНН и конце света. Больше говорят об антихристе, чем о Христе. Принимают активное участие в любых крестных ходах, внося туда сумятицу и бестолковщину. При общении с «нецерковными» агрессивны и маловразумительны. Толстых книг не читают, предпочитая брошюры апокалиптической направленности. Активно ищут в быту масонские знаки, а найдя, убегают с криком. В каждом болящем склонны видеть великого юродивого и толковать его параноидальный бред. К молодёжи относятся с подозрительностью, считая Церковь местом собрания исключительно «зрелых» людей. Собственных детей воспитывают сурово, добиваясь к 13 летнему возрасту устойчивой аллергии на посещение храма. Маленьким девочкам бинтуют головы платками, а мальчикам ломают игрушечные пистолеты. При посещении невоцерковлённой родни пытаются выбросить из окна хозяйский телевизор. Падки на чудеса и знамения. Иногда показывают фотографии «чудесов» и «сияний». Духовных авторитетов практически не признают, но любят младостарцев — те по молодости легко управляемы…

— Игумен Валериан (Головченко)

Настоящая любовь, по Драйзеру

Дочитываю “Финансиста” Теодора Драйзера. Как и любая другая серьезная книжка, эта книжка не про финансы, а про любовь. И немного про финансы.

В конце книги Фрэнк, банкир и крупный финансист, таки попал в тюрьму. И здесь, в экстремальных условиях, как нельзя лучше можно пронаблюдать любовь и нелюбовь.

У Фрэнка была подружка. Ещё до тюрьмы она тайно от него – чтоб не расстраивать – приходила к нему на суд, “чтобы быть рядом с ним в часы его наибольших страданий.” Суд – это, наверное, самое большое страдание, которое человеку приходится переносить. Суды бывают разные – большие и маленькие, официальные и самоорганизованные, и даже неорганизованные. Будет у каждого и самый Большой Суд, кому земных судов кажется мало. Кто будет с нами на суде, помимо судей? Кто будет не просто присутствовать, а переживать за нас?

А теперь она приходила к нему в тюрьму. Раз в две недели. За эту привилегию он платил тюремщику совершенно дурные деньги, так как по тюремным правилам посетители разрешались только раз в три месяца. И тюремщик был бы  рад позволить ей вообще жить у него в камере целую неделю – и она была бы рада – просто это было бы уже совсем слишком.

Но как же Фрэнка тяготили другие люди! – он хотел отдохнуть от них от всех и от всёй той бурлящей суеты, которые, как-бы, и привели его в тюрьму, – и даже своей собственной жене, приходившей к нему по графику, он напомнил как-то, мол, что-то ты засиделась, нам только 20 минут позволяется видеться.

Ранее в книге Драйзер рассуждает о христианских семейных ценностях, “одна жизнь, одна любовь.” А на три главы ранее – рассуждения о балах и т.п..

А ещё деньги, которых у него всё ещё было много, позволили ему иметь прогулки в тюремном дворике дольше положенного получаса в день. Более того, ему даже выделили камеру со своим двориком и не стали запирать дверь, так что он мог выйти во дворик – незаконно – в любое время.

Казалось бы, деньги портят человека. Даже наказание он толком отбыть не может, имея кучу денег.

Но нет. Фрэнк стал выносить свой простой деревянный стульчик во дворик по ночам, и садиться смотреть на звёздное небо. Когда тюремные стены ограничивают даже небо над головой – когда оно вообще доступно для созерцания – совсем по-другому начинаешь видеть старые привычные созвездия: Плеяда, Большая Медведица, Полярная звезда, с ней связанная. Фрэнк стал задумываться об их величии и о ничтожестве его собственной судьбы и жизни. Нарушение официального тюремно-воспитательного режима, купленное за деньги самого нарушителя, возможно, имело ещё больший воспитательный эффект.